Персоны, свое дело
Мария Юденич СЕМЬ ЖИЗНЕЙ

СЕМЬ ЖИЗНЕЙ МАРИНЫ ЮДЕНИЧ

Состояние внутренней свободы – редкий дар для человека, счастливый шанс прожить несколько разных судеб в рамках одной жизни, предопределенной «семьей и школой». В биографии Марины Юденич можно насчитать семь таких независимых отрезков.

 

Журналистика

     Конец 70-х – эпоха таежной романтики. Сибирские стройки, по мнению молодежи, были отличной возможностью избавиться от родительской опеки и прикоснуться к настоящей жизни. Именно в эти годы Марина покинула тихий Владикавказ, отправившись после школы искать счастья в столицу. Планы были амбициозными: поступление на режиссерский факультет ВГИКа. Но толпа абитуриентов перед институтом и ажиотаж произвели гнетущее впечатление. С высшим образованием Марина решила повременить. И... уехала на БАМ.
     – До Читы поезд шел шесть дней, – рассказывает Марина. – К концу путешествия я твердо решила стать бетонщицей – уж очень убедительно попутчики расписывали прелести этой профессии. Но инструктор читинского обкома комсомола, едва взглянув на меня, спросил: «По русскому языку и литературе что в школе было?» – «Четверка». – «Значит, будешь корреспондентом районной газеты».
     На всю жизнь запомнила свое первое задание: репортаж о передовых методах уборки урожая. До нужного колхоза добиралась на попутке. Доехали, когда уже начало темнеть. Вокруг – бескрайние поля, а вдали – огоньки. Водитель говорит: «Это полевой стан. И председатель тоже там. Иди через поле». Машина уехала. Делаю первый шаг по пашне – и проваливаюсь по колено. Как дошла до стана – не помню. К счастью, председатель колхоза действительно был там. С изумлением на меня посмотрел: «Господи, что же они детей берут на работу?» Меня успокоили, накормили, все, что нужно, рассказали. В общем, журналистский дебют состоялся.
     Вскоре я уже исписывала наше «Красное знамя» от корки до корки. Сотрудничала с областной прессой. Через два года, когда я вновь появилась в Москве, в кармане лежало направление на учебу, подписанное в читинском обкоме партии. Дорога на журфак МГУ была открыта. Но быть журналистом уже расхотелось. Поступила на юридический.

Комсомол

     Однако поработать юристом Марине не пришлось. Пока училась, вышла замуж, родила дочку. В ее новой семье были свои представления о женской доле.
     – Родители мужа, – вспоминает Марина, – были типичные советские номенклатурщики. Свекор занимал пост зампредседателя Госплана. Теща никогда в жизни не работала. Мне тоже этого долго не позволяли. Я сопротивлялась. В итоге нашли компромисс: работу рядом с домом – в Министерстве авиапромышленности.
     Референт – так называлась моя новая должность. Что это такое, никто толком не знал. На всякий случай меня посадили поближе к приемной министра. Было невыносимо скучно. А рядом находился комитет комсомола. От нечего делать я стала заходить туда и постепенно втянулась в комсомольскую жизнь. Сначала меня избрали в комитет комсомола. А потом – секретарем комсомольской организации.
     Это было начало горбачевских времен. Мы позволяли себе разные вольности, придумывали разные мероприятия. Нашу активность заметили в райкоме. Вскоре мне предложили должность завотделом Сокольнического райкома ВЛКСМ. Скорее всего это и стало бы вершиной моей комсомольской карьеры. Но партийную организацию Москвы возглавил Борис Ельцин. Началась стремительная ротация кадров. Меняли всех. Независимо от того, справлялся человек с работой или нет. Так я стала секретарем райкома комсомола. А в 87-м году появилось постановление ЦК партии о содействии хозяйственной деятельности ВЛКСМ. Комсомолу разрешили создавать коммерческие структуры – первые в стране. Я всерьез увлеклась этой работой. Но вскоре эксперимент решили свернуть. Казалось, время повернулось вспять. Сняли Ельцина. А потом «каток» наехал и на меня. Мне предложили закрыть несколько молодежных центров. Я отказалась. Дальше – по классическому сценарию: первый секретарь райкома партии стукнул кулаком по столу: «Партийный билет на стол!» Я не дрогнув ответила: «Не вы мне его давали». Тогда случилось нечто удивительное: у меня из сейфа украли партбилет. Было долгое разбирательство, мне вкатили выговор с занесением в учетную карточку. Комсомольская карьера закончилась автоматически.

В прямом эфире

     По словам Марины, с ней периодически происходит одна и та же история: «Сначала оказываешься в тупике и совершенно не понимаешь, что делать. А потом решение приходит само собой и совершенно неожиданно». Так случилось и на этот раз.
     – Мы сидели на кухне у моей подруги, – вспоминает Марина. – Пили чай. Заехал ее отец – один из руководителей Гостелерадио. Подсел к нам, вежливо поинтересовался: «Как дела?» А дочка в ответ: «Плохи у нее дела». И рассказала мою историю. Он предложил: «Приходи к нам. На телевидение устроить не обещаю. Но на радио – попробую». Обещание он сдержал и позвонил главному редактору радиостанции «Юность» Жене Павлову.
     Представьте: 1990 год. «Юность» – оплот воинствующей демократии. И вдруг к ним приходит, да еще по звонку начальства, бывший секретарь райкома комсомола. Прием был соответствующий. Павлов сказал только: «У меня нет вакансий стажеров, корреспондентов. Есть только одна – ведущая прямого эфира молодежного канала».
     Если бы он сказал это дружелюбнее, я бы, наверное, попрощалась и ушла. Но в его словах мне послышался вызов. Я ответила: «Хорошо. Давайте попробую». Поначалу было трудно. Но сейчас те три года, которые я проработала на «Юности», мне кажутся самыми счастливыми. Так в мире радиожурналистики появилась новое имя – Маша Некрасова. Некрасова – это моя фамилия по первому мужу.
     Апогеем моей радиокарьеры стал август 91-го. Все три дня мы провели в Белом доме. Когда уходили на этот репортаж, один из руководителей сказал: «Учтите, ребята, если что – это не было заданием редакции». Через три дня мы вернулись героями. Нам предоставили море эфира. В нашу студию приезжали все, с кем мы тогда познакомились: Бурбулис, Собчак, Ростропович...

Телевидение

     Как бы человек ни любил работу на радио, он всегда стремится попасть на телевидение. Марина Юденич утверждает, что этот закон не знает исключений. Правда, у большинства радиожурналистов эти мечты не сбываются. Но Марине вновь повезло.
     – Все снова произошло случайно, – рассказывает она. – Мы с подругами сидели в знаменитом баре »Останкино». А за соседним столиком – какие-то молодые ребята. Неожиданно один из них повернулся: «Вы Маша Некрасова? Я вас по голосу узнал. Мы создаем новую телекомпанию – «Центр». Хотите работать с нами?» – «Хочу», – ответила я. Так началась моя работа на телевидении.
     Телекомпания «Центр» возникла с легкой руки Егора Яковлева, понимавшего, что молодежи в эфир самостоятельно не пробиться. И когда к нему пришли со своими предложениями несколько выпускников факультета журналистики, он сразу дал им эфирное время. По воскресеньям, в девять утра, телекомпания готовила выпуск негосударственных новостей. Вторая программа «Центра» – «100 градусов по Цельсию» – была посвящена журналистским расследованиям. Мы первыми показали сюжет о трансплантации органов, первыми сняли скрытой камерой девочку по вызову.
     Все шло прекрасно. До тех пор, пока вместо Брагина, сменившего Егора Яковлева, в «Останкино» не пришел Александр Яковлев. И немедленно убрал нас из эфира – без объяснения причин. Нет эфира, нет рекламы, нет зарплаты. А у нас – 30 квалифицированных сотрудников «Останкино», которые нам поверили. Мы с Димой Сычевым, президентом телекомпании, каждый день приходили в приемную к Яковлеву как на работу. Иногда он нас принимал. Поил чаем, кормил печеньем, рассказывал какие-то истории. Но эфира так и не дал.

Большая политика

     После событий 1993 года Ельцин решил обновить свою администрацию. Помимо прочего, была создана группа подготовки теле- и радиопрограмм. Марина, как обычно, узнала об этом от подруги.
     «Слушай, – сказала подруга, – мне предложили этим заняться, но я ничего не понимаю в политике. А ты такая политизированная». И вручила Марине телефон некоего Сергея Анатольевича.
     Сергей Анатольевич оказался Сергеем Носовцом. Бывший журналист из Омска, ставший одним из радикальных депутатов-демократов, после всех пертурбаций занял пост начальника информационного управления Администрации Президента.
     – Я пришла на Старую площадь, – вспоминает Марина, – чтобы предложить ему услуги нашей телекомпании. Но Носовец сказал: «Все это будет. Но потом. А сейчас мне нужна своя команда». Так я стала руководителем группы подготовки теле- и радиопрограмм. Мы с нуля создавали службу пропаганды. Хотя само слово «пропаганда» было напрочь исключено из лексикона. Сначала была заместителем Носовца. Потом стала руководителем пресс-службы президента.
     Но в 1996 году после истории с коробкой из-под ксерокса и отставки всей команды Коржакова я сама подала заявление об уходе. Руководителем администрации был тогда Егоров. Он ко мне очень хорошо относился и отпускать не хотел: «Какое отношение ты ко всему этому имеешь?» Но я считаю, что политика – командная игра. И со своими коллегами нужно уметь делить не только победы, но и поражения.

Париж

     А дальше история снова повторилась. Сначала было совершенно не ясно, что делать. Правда, еще во время выборных кампаний Марину заинтересовала психология, да и большинство пиарщиков первой волны были по образованию психологами.
     – Я решила поучиться психологии, – вспоминает Марина, – и поступила в МГУ. Проучилась семестр. Пока один из уважаемых преподавателей не сказал: «Марина, если вы хотите получить настоящее образование, нужно ехать за границу. Наша психология повторила судьбу генетики. Ее так долго преследовали, что школа у нас не сложилась. Если есть возможность – поезжайте во Францию, Германию, Америку». Я выбрала Францию и отправилась в Сорбонну.
     В Париже я попала в замечательную тусовку – потомков первой волны русской эмиграции. Они чудесно меня приняли. Правда, оказалось, что Париж – особый город со своим ритмом жизни. Даже мы в нашей сумасшедшей Москве живем относительно размеренно. К тому же у русских в Париже генетически заложена идея: человека нельзя оставлять одного. Тебя постоянно кто-то опекает. Ты ни на секунду не остаешься один. К тебе могут прийти в три часа ночи и сказать: «Вставай, мы едем на дискотеку».
     В какой-то момент я просто устала. Приехала в Россию отдохнуть. И осталась навсегда. Дипломная работа по психологии так и не была дописана.

Литература

     Точкой отсчета литературной деятельности Юденич стал знаменитый московский ураган 1998 года.
     – Я снимала дачу на Николиной Горе, – рассказывает она. – Ураган, бушевавший в Москве, обошел нас стороной. Была обыкновенная гроза. У меня гостили трое друзей. Мы сидели за столом, когда вдруг услышали отчетливый стук в дверь. Я понимала, что никого там быть не может. Если бы кто-нибудь к нам приехал, позвонила бы охрана. Но стук слышали все. Выглянули – никого. И начали фантазировать. А что если бы кто-то действительно пришел? Кто это мог быть? Что могло бы произойти? Поговорили и распрощались. Но мне эта идея не давала покоя. И тогда я написала свою первую повесть – «Гость». Публиковать ничего не собиралась: писала для себя.
     Приблизительно в это же время сестра представила меня своему знакомому. По счастливой случайности, я узнала, что он – издатель. Долго собиралась с духом, пока не набралась смелости сказать: «Я тут кое-что написала. Ты не мог бы почитать?» Мучиться долго не пришлось. Как все издатели, он читает по диагонали – очень быстро. Правда, особого энтузиазма мое произведение у него не вызвало: «Тягомотина, конечно, но ладно, я напечатаю. Если книга провалится – считай, что это был новогодний подарок».
     Тогда я впервые взяла бабушкину девичью фамилию – Юденич. Прямых потомков генерала Юденича не осталось. А мне он приходится двоюродным дедом. Книжка – психологический триллер – вышла в конце 1998 года. Тоненькая – всего 56 страниц. Пять тысяч экземпляров мгновенно исчезли с прилавков. И дело тут не только в моих дарованиях. Успех был скорее маркетинговый. Удобный формат, эффектная обложка и, конечно, фамилия автора сыграли решающую роль.
     Издатель получил прибыль и переиздал книгу. А я начала работать над новым романом. Но неожиданно появилась проблема, потому что мой издатель стал моим мужем. Как ни странно, это очень осложнило жизнь. Мы постоянно ругались из-за того, что я вовремя не сдала рукопись, из-за правок корректора, эскиза новой обложки... Тогда муж сказал: «Чтобы семейная жизнь не рухнула в самом начале, пусть твоими книгами занимается другое издательство». И передал мои литературные дела своему другу. С ним так не поругаешься. Мы спокойно работаем вместе уже пять лет.

Вместо эпилога

     Казалось бы, на этом можно поставить точку. Но оставался последний, возможно, самый главный вопрос:
     – Марина, как вы думаете, ваша литературная деятельность – это навсегда? Или впереди новые крутые повороты судьбы?
     – Боюсь загадывать, – призналась писательница. – Еще три года назад я бы сказала: нет, это все. Наступила вторая половина жизни. Кризис среднего возраста прошел. И даже в период выборных кампаний, когда меня начали снова приглашать для консультаций, я мужественно отказывалась. Но в глубине души почувствовала, что мне еще хочется какой-то активной деятельности.
     Писательство в чем-то сродни затворничеству. Тем более что я пишу по ночам. Я уже привыкла встречать рассвет. Особенно летом. Днем – отсыпаюсь. На активный образ жизни – встречи, общение – остается совсем немного времени. Так что если появятся какие-то интересные предложения, связанные с телевидением или политикой, не исключаю, что опять могу сорваться.
     

Алексей БУКИН, обозреватель «ДЛ»

просмотров: 1531
Search All Ebay* AU* AT* BE* CA* FR* DE* IN* IE* IT* MY* NL* PL* SG* ES* CH* UK*
Великая княгиня Мария Феодоровна, принцесса Вюртембергская (1759—1828) - супруга

700,00 руб.
End Date: 30.08 14:44
Buy It Now for only: US 700,00 руб.
Buy it now |
Анна Мария ван Схурман.

1 100,00 руб.
End Date: 19.09 16:34
Buy It Now for only: US 1 100,00 руб.
Buy it now |
Ikone heilige Marija von Egipet икона святая Мария Египетская ламинирована 8x6cm

131,42 руб.
End Date: 23.08 20:49
Buy It Now for only: US 131,42 руб.
Buy it now |
Orthodoxe Icon Mary
15 pouces ballon lumineux led ballon rond transparent d
Дева мария гваделупская статуя вирхен де гваделупе мария католическая фигурка 8" мария

3 948,27 руб.
End Date: 08.09 23:59
Buy It Now for only: US 3 948,27 руб.
Buy it now |
2018-19 Panini Donruss футбол Ллойд Перишича витсель di Maria 8 карты Сильва (лот)

1 973,81 руб. (0 Bids)
End Date: 27.08 16:36
|
R196 2004,2008 Румыния Королевская Регина Мария Димитрие кантемирский 2BL как новый, без наклеек и следов

65,16 руб. (0 Bids)
End Date: 27.08 13:37
|
Search Results from AllSoft: новости

Сан-Франциско ждет! Вы — Маркус, блестящий хакер, объединяетесь с DedSec, чтобы противостоять ctOS 2.0, системе глобального контроля. Сокрушите ее, это будет взлом века!
Первым покупателям — скидка 250 рублей! Успей купить первым! 


подробнее»
181528

PrintStore Pro — программа для учета расходных материалов и оборудования. Просчитывает запас каждого картриджа в каждом принтере и помогает сформировать заказ на следующий период. Поддерживает учет перезаправок. Учитывает при всех операциях совместимость принтеров и картриджей. Хранит историю всех действий с картриджами и принтерами, позволяет создавать множество отчетов.


подробнее»
123795

Fax Voip T38 Fax & Voice — факс и автоответчик для вашей SIP/H.323/ISDN сети. Виртуальные голосовые факс модемы. Поддержка T.38, Fax поверх G.711 и CAPI факс. Одновременные SIP регистрации, маршрутизация вызовов, цветные факсы. Совместимость со стандартными факс программами. Fax Voip принтер, Консоль Fax Voip для управления факсами. Сохранение входящих факсов в TIFF/PDF/SFF файлы. Маршрутизация входящих факсов: E-mail, Сохранить в папке, Печать. Факс по запросу. Отправка факса через e-mail (Почта-на-факс) и получение факсов на e-mail (Факс-на-почту).


подробнее»
139103

Fax Voip T38 Fax & Voice — факс и автоответчик для вашей SIP/H.323/ISDN сети. Виртуальные голосовые факс модемы. Поддержка T.38, Fax поверх G.711 и CAPI факс. Одновременные SIP регистрации, маршрутизация вызовов, цветные факсы. Совместимость со стандартными факс программами. Fax Voip принтер, Консоль Fax Voip для управления факсами. Сохранение входящих факсов в TIFF/PDF/SFF файлы. Маршрутизация входящих факсов: E-mail, Сохранить в папке, Печать. Факс по запросу. Отправка факса через e-mail (Почта-на-факс) и получение факсов на e-mail (Факс-на-почту).


подробнее»
141754

Retouch Pilot — программа для удаления изъянов с фотографий, таких как царапины, мелкие пятна и другие мелкие дефекты, существующие на фото или полученные при сканировании. Вы можете удалять целые объекты, попавшие случайно в кадр, а также инструментом пластика изменять форму и пропорции. Программа позволяет ретушировать изъяны кожи - пятнышки, морщинки и др..


подробнее»
26516

R-Studio — эффективное программное обеспечение, позволяющее восстанавливать данные с жестких дисков, CD, DVD, дискет, USB дисков, ZIP дисков и устройств флеш-памяти.


подробнее»
88115

Сборка электронных каталогов автозапчастей включает в себя грузовые автомобили Европы и Китая. В сборку включена программа Tecdoc, позволяющая подобрать не оригинальные запчасти.


подробнее»
183206

Sound Pilot озвучивает клавиатуру. Каждое прикосновение к клавиатуре рождает звук, который разнообразит процесс набора текста, развлекает и снижает утомляемость.


подробнее»
78205
Search All Amazon* UK* DE* FR* JP* CA* CN* IT* ES* IN* BR* MX
Search Results from «Озон» бизнес книги
2008 Copyright © JobYou.ru Мобильная Версия v.2015 | PeterLife и компания
Пользовательское соглашение использование материалов сайта разрешено с активной ссылкой на сайт. Партнёрская программа.
Rambler's Top100 Яндекс цитирования Яндекс.Метрика